Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Something Wild



Сейчас сложилась большая неопределенность перед большой бурей. В целом спецслужбы и властные движения крайне активизировались: некоторые участники октября 1993 начинают вспоминать реальный пресс власти. Постепенно политический карнавал будет сворачиваться, общая повестка дня и упорядоченность политически мыслящего общества будут перестраиваться.

Фаза интенсивного творения истории близка и Кремль ясно это понимает, но границы возможностей и горизонт планирования мал. Будущий социально-экономический кризис поднимет из глубин сознаний новых демонов, к которым подготовиться не смогут. Наступает кризис комплексной мировозренческой, экономической, властной исчерпанности северной Евразии. Расплата за слабость.

Быть может, скоро проявится новый культурный антропологический тип человека, творца поневоле, на стыке традиции и модерна? Новая хищная адаптивная особь, выкристаллизованная самой историей среди индустриального развала, архаики, декаденса? С жаждой развития, перемен и с памятью о великих предках?

Прорывной примат, умеющий творить, выстраивать властные отношения (в т.ч. солидаризироваться и самоорганизовываться) сможет передать геном в следующее поколение.

ОНИ начнут эпоху.

(no subject)



Ну наконец-то я отошел от хлопот, надо оживить журнал. Есть время написать свои мысли, полистать чужие записи, подумать.
Хотелось бы написать нечто чувственное, бессвязное, красивое. На игре ассоциаций. Проницательное. Художественное, многозначное. Пламенный текст среди холодных советских руин и людей. Откровение и кликушество.
Пока не созрел.
Но как обозначенное намерение, - пусть будет.
По крайней мере импульс обозначен.
Думаю, не зря.

Ограничивающий фактор

Я считаю необходимым утвердить ряд тезисов, разделять которые множество людей не желают. Я утверждаю, что у идеи расширения Новороссии, которая не так давно получила помощь Москвы, есть ограничивающее условие, которое необходимо учесть в ближайшем будущем. А именно, - недооцененная сила украинства.

Больше ста лет борьбы.

Кратко напомню читателю историю «украинского пути».

Будучи в Австро-Венгрии Галиция являлась площадкой создания различных национальных украинских проектов (напр. мазепинцы), которые порождались украинофильствующей интеллигенцией и поддерживались частью населения «Украинского Пьемонта». Например, руководство Австро-Венгрии поддерживало в своих геополитических интересах такую организацию как Союз Освобождения Украины (СОУ), которая выступала за создание независимой Украины на руинах Российской Империи. СОУ активно налаживала контакты с Турцией, проводила агитацию среди южного населения Российской Империи, занималась идеологической диверсией. Помимо СОУ в начале XX века появились организации «Сокол», «Сечь», «Пласт», «Сечевые Стрельцы» (см. Чуев «Украинский легион»). Они были важны как место распространения украинской идентичности и подготовки молодёжи к партизанской войне: некоторые будущие оуновцы прошли через эти организации, либо были детьми тех, кто через них прошёл. Результат не заставил себя ждать слишком долго: уже во время Первой Мировой Войны Украинские Сечевые Стрельцы (УСС) были сформированы из галицких украинцев для борьбы на восточном фронте с Российской Империей как со страной русских (часть из них позже влилась в Украинскую Галицкую Армию (УГА) против поляков). Руководство УСС осуществлял Коновалец, в последующем руководитель Бандеры и создатель Украинской Войсковой Организации (УВО, прообраз ОУН ). УВО, созданное в 1920 году, устраивало массовый террор и диверсии против поляков, имела хорошую для подпольной организации разведку-контрразведку (однако недостаточную для борьбы с Польшей), вербовала сторонников из числа украинцев, имела собственные СМИ и молодёжные организации. Защита национальных прав украинского населения, недопущение полонизации и стирания украинской идентичности – основной мотив действий УВО. Продолжением и дальнейшим развитием УВО была ОУН, имеющая свою Службу Безопасности, войсковые формирования (УПА) и даже небольшую школу подготовки полицаев (недолго).

Колоссальная психическая энергия западных украинцев не могла быть удалена разгромом УПА в 50х годах. Скрытое продвижение к украинской мечте продолжалась в виде плана ОУН «Дажбог» уже после Второй Мировой войны. Его задачи:

- углубление конспирации

Collapse )

Ростислав ВОЛЬФ: "Тюрьма и лагерь - кузница "русского ислама"

От Анкры:
Феномен тюремной исламизации и "русского ислама" отмечен современными исламоведами (напр. Р,Силантьев) и представляет интерес в свете идеологической/религиозной пустоты современного русского общества при коллосальных технических возможностях для новой мобилизационной идеологии/религии. Мы не защищены от крайне нетерпимых реакционных режимов стран Персидского залива (культурное влияние) и от агрессивных меньшиств, порой проводящих волю извне на территории нашей страны и стремящихся этот вакуум заполнить тем, что кажется верным и полезным. Отсутствие ясной культурной и национальной стратегии опасно для сохранения управляемости страной, уже сейчас мы видим некоторые регионы, связанные с Кремлём едва ли пунктирно. Быть может эти зоны не что иное, как несправедливо проигнорированные очертания грядущего?


Оригинал взят у
vatslav_rus в Ростислав ВОЛЬФ: "Тюрьма и лагерь - кузница "русского ислама"


bidla.net

ТЮРЬМА И ЛАГЕРЬ - КУЗНИЦА «РУССКОГО ИСЛАМА»

   «Русский ислам», «русские ваххабиты» - эти словосочетания все чаще звучат с экранов ТВ, мелькают в печатных и электронных СМИ. Явление, которое еще несколько лет назад могло казаться фантастическим, сегодня становится обыденным, повседневным. Как это ни парадоксально, но в последние годы местами распространения радикального ислама становятся исправительные учреждения, а заключенные российских тюрем и лагерей все больше выражают свои симпатии исламским экстремистам. И это касается не только уроженцев Северного Кавказа: все большее число заключенных славянского происхождения склоняется к принятию ислама в его радикальном варианте.

   В марте 2012г. ряд информационных агентств передали сообщение о том, что в одном из исправительных учреждений Ульяновской области совместными действиями сотрудников МВД, ФСБ и ФСИН была пресечена деятельность ячейки международной террористической организации «Имарат Кавказ». Численность ячейки составляла порядка более 20-ти человек, изъято большое количество религиозной литературы радикального мусульманского толка, компьютерная техника и информация на электронных носителях, символика «Имарата Кавказ».

   Сенсация? Не совсем: те, кто в силу определенных причин знает о жизни в тюрьмах и колониях не понаслышке, вряд ли будут удивлены. Радикальный ислам давно пустил свои корни в российской исправительной системе, в том числе и в Ставропольском крае. Долгое время оставаясь в лагерной тени, деятельность мусульманских фундаменталистов сейчас начала приносить ожидаемые ими результаты. В данном материале мы постараемся проанализировать причины распространения радикальной исламской идеологии в тюрьмах Ставрополья и проиллюстрируем их реальными портретами новообращенных «русских мусульман». Но обо всем по порядку.

   Пятигорский «Белый лебедь» и Ставропольский централ. Несомненным фактом является то, что в тюрьмах Ставропольского края (Пятигорском и Ставропольском централах) мусульмане составляют значительный процент арестантов. Особенно это касается «Белого лебедя» - тюрьмы, расположенной в Пятигорске. Но дело собственно не в исповедании заключенными ислама как такового, а в том, что все большее распространение здесь приобретает его радикальная разновидность – ваххабизм, или правильнее – салафизм.

    Возможно, это прозвучит цинично, но почва для радикализации религиозных взглядов находящихся в пятигорской тюрьме мусульман невольно готовится теми, кто усиленно борется с ваххабитами, отправляя их в места лишения свободы. Ведь значительный процент лиц, арестованных в республиках Северного Кавказа по обвинению в принадлежности к экстремистским группировкам, направляется на содержание почему-то в следственный изолятор г.Пятигорска. Нередко даже в тех случаях, когда следствие либо судебные слушания проходят в одном из соседних регионов. За примерами далеко ходить не нужно. В пятигорском «Белом лебеде» на протяжении нескольких лет содержались т.н. «двенадцать воинов аллаха», обвинявшиеся в участии в нападении боевиков Ш.Басаева на Назрань в июне 2004г. (судебный процесс завершился в феврале 2011г.). Несколько позже здесь же находились 11 боевиков «малгобекского джамаата», суд над которыми проходил в апреле текущего года в Ингушетии. И это далеко не полный перечень исламских радикалов прошедших через пятигорский централ: на смену одному «поколению» уже осужденных и отправленных в колонии экстремистов приходят другие. И направляют салафитов в пятигорский изолятор целыми группами. Практически в полном составе сюда попадают все фигуранты расследуемых в соседних республиках уголовных дел экстремистского и террористического характера (как в двух вышеупомянутых случаях).

    Как они сидят: братство и солидарность. Мусульманские радикалы, доставленные в следственные изоляторы и исправительные учреждения Ставропольского края из северокавказских регионов, вне всякого сомнения, являются одной из самых организованных и сплоченных групп арестантов. Сразу следует оговориться: «братьями» считаются далеко не все мусульмане, а исключительно так называемые «салафиты», то есть сторонники «чистого ислама», в простонародье именуемые ваххабитами. Автору этих строк неоднократно приходилось слышать от заключенных не-кавказского происхождения (например, узбеков, татар или азербайджанцев) о том, что мусульманство в их республиках отличается от того ислама, который они наблюдают в тюрьмах, а так же наблюдать недоумение в связи с отказом кавказцев совершать положенный намаз вместе с другими заключенными-мусульманами. «Это ваххабиты!» - подводят в таких случаях итог своим наблюдениям те, кто не согласен с салафитской трактовкой ислама.

    Можно смело сказать: в некоторых камерах ставропольских тюрем реально существуют маленькие джамааты (общины) салафитов, члены которых не только совместно совершают намаз или принимают пищу. Находясь в следственном изоляторе, они устанавливают связи со своими единоверцами, причем не только на территории отдельно взятой тюрьмы, но и с заключенными, уже отбывающими наказание в исправительных колониях, в том числе и за пределами края. Благо, что возможностей для этого в тюрьмах предостаточно.

    Недостатка в «духовной пище» тюремные джамааты не ощущают. В ходу самый широкий выбор литературы: от вполне официальной - Корана, биографий пророка и хадисов, до изданий, являющихся библиографической редкостью. Таких, например, как «Китаб ат-Таухид» («Книга Единобожия») или «Религия Ибрагима». Первая книга, кстати, написанная небезызвестным Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, является краеугольным камнем идеологии салафитов и входит в Федеральный список экстремистских материалов. Достать ее в свободной продаже невозможно, но в ставропольских тюрьмах ознакомиться с содержанием «Книги Единобожия» вполне реально..

     Как попадает в ставропольские тюрьмы и колонии подобная «просветительская» литература? На самом деле не нужно никакой конспирации, потайных отделений в арестантских сумках и взяток сотрудникам исправительных учреждений. Схема гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. Еще не осужденный, находящийся под следствием человек, направляется на место совершения инкриминируемого ему преступления, где размещается в КПЗ при местном ОВД. Во время нахождения в КПЗ подследственный или подсудимый спокойно получает передачи от родственников, друзей и единомышленников. Естественно, что идейному человеку будут переданы не только продукты, «братья» помогут наладить и идеологическое направление. Что же касается проверяющих передачи сотрудников МВД или ФСИН, осуществляющих досмотр арестантов после возвращения в изолятор, то они вряд ли что-либо знают о том, какие книги входят в упомянутый выше список экстремистских материалов и уж точно не следят за его обновлением.

     Возвращаясь к теме «тюремных джамаатов», следует отметить, что их члены не проявляют агрессии в отношении сокамерников иных конфессий. Возможно, это связано с тем, что религиозные взгляды в тюрьме – дело исключительно личное и навязывать кому-либо свои убеждения здесь «по понятиям» недопустимо. «Братья»-мусульмане охотно идут на контакт, поддержат разговор о вере, объяснят все преимущества ислама над другими религиями, а так же «чистого» ислама (Таухида или единобожия) над официальным, государственным. Они охотно поделятся имеющейся литературой, а если необходимой книги нет в наличии, то постараются достать ее в других камерах или «затянуть с воли». Диалог выглядит вполне мирно и доброжелательно. Кажется, что исламское братство раскрывает тебе объятия и готово принять в свои ряды. Но так ли все просто, как кажется на первый взгляд?

    Чтобы ответить на этот вопрос, следует пристальнее присмотреться к тем, кто, не будучи мусульманином от рождения, решил встать под знамя пророка лишь очутившись в местах лишения свободы.

     Забрасывать ли блудниц камнями? Роману 27 лет, осужден на 4 года за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Ситуация, приведшая его на тюремные нары абсолютно банальная: вернувшийся домой Роман застал супругу с другим мужчиной. Жену Рома побил, а вот соперника подстрелил из охотничьего ружья. За что собственно и сел. На свободе у него остались двое малолетних детей, мыслями о которых он перегружен. Больше всего любит говорить о том, что сделает все для того, чтобы лишить жену-изменницу материнских прав. Другая тема, которую с удовольствием обсуждает заключенный, это собственное намерение принять ислам.

       Роман еще не отошел от христианства официально, но сменить веру твердо намерен. «С точки зрения мусульманской религии я совершил благое деяние – наказал блудницу. Христианство учит прощать, подставлять другую щеку, не осуждать. А ислам не требует терпимости к развратникам и грешникам…» - мотивирует свое намерение Роман. В процессе беседы я интересуюсь, насколько он изучил основы той религии, которая стала столь мила его сердцу. Мой собеседник заметно смущается: «Ну, я пробовал читать Коран. Но, если честно, прочел немного. Зато полностью прочел книгу о пророке Мухаммаде…» В процессе дальнейшего разговора выясняется, что это была тоненькая брошюрка объемом в 50-60 страниц.

      А еще Роман пробовал молиться и совершать намаз вместе с содержащимися вместе с ним в камере кавказцами, сделав, таким образом, первые шаги к новообращению. Об «Имарате Кавказ» слышал мельком, но считает, что джихад должен вести каждый мусульманин, а освободить кавказские земли от путинско-чекистской диктатуры – святое дело.

       После перевода в другую камеру отношения с новыми сокамерниками-мусульманами не заладились: кавказцы неохотно рассказывают ему об исламе, не приглашают вместе совершать намаз, не питаются за одним столом с ним. Но заключенный не унывает: «Ислам я приму, хоть после приезда в лагерь, хоть на воле. Я так решил» - говорит он. Я интересуюсь, был ли Роман верующим человеком до того, как попал в тюрьму. «Да!» - горячо уверяет меня он – «Я и в храм ходил, и жену свою туда водил, и детей мы крестили. Но теперь я вижу, где истинная вера и, вернувшись домой, обязательно буду рассказывать о ней своим детям. Пусть с детства учатся видеть истину!».

       Кто нужен радикалам. Беседы с Романом оставляют грустное впечатление: человек откровенно сломлен, мысли о доме, о неверной жене, воспитывающей его детей, о том, что рядом с ней, возможно, находится другой мужчина, не дают ему покоя. Он усиленно пытается найти тех, кто разделяет его стремление наказания грешников в этой, земной жизни. В одной камере он их находит, а вот в другой будущие единоверцы отворачиваются от Романа.

     Что ж, возможно Рома готов принять ислам в его радикальной форме, но нужен ли он моджахедам, чья цель – продолжение ведения священной войны в любых условиях? В его случае ответ, как ни странно, напрашивается отрицательный.

      Мне объясняли, что исламские радикалы привлекают в свои ряды далеко не всех: да, смертники-шахиды нужны в деле священной войны, но это люди способные на поступок, а пойти на смерть во имя идеи способен далеко не каждый мусульманин; еще нужны люди умеющие думать, общаться, наделенные даром убеждения – идеологи и проповедники, те, кто будет нести свет истины неверным, а так же поддерживать веру в уже обращенных. Это интеллектуальная и боевая элита салафитов, своеобразные брахманы и кшатрии ислама. А зачем нужны те, кто не способен на подвиг, кто только болтает и пытается оправдать совершенные ранее поступки нормами религии? У кого не хватает сил и терпения постигать Коран или «Книгу Единобожия»? Это - лишний груз, балласт. Тем более, в тяжелых тюремных условиях. Войне требуются сильные и умные. А джихад - война за веру - не прекращается ни на минуту.

       О тех, кто нужен радикалам, кто может стать лидером и авторитетом «русских ваххабитов» - следующая история.

     Его не сломила война… Андрей – вне всякого сомнения - самый интересный из всех известных мне случаев обращения русского человека к радикальному исламу. К своим 38 годам он успел многое: профессиональный военный, принимавший участие в двух чеченских компаниях (естественно, на стороне федеральных сил); попал в плен к боевикам, откуда бежал, ликвидировав приставленных к нему охранников; после увольнения из армии возглавлял службу безопасности в одной из солидных частных компаний. В тюрьму попал по обвинению в причастности к организации заказного убийства, согласно приговору суда получил 15 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Во время следствия и суда содержался в пятигорском и ставропольском централах.

       В Пятигорске попал в одну камеру с теми, с кем воевал в Чечне – ваххабитами. Сильный духом и физически крепкий, Андрей не сломался и выдержал испытание на прочность. Казалось бы – тюрьма еще больше закалила и без того железного человека. Его отношение к ваххабизму было однозначно отрицательным: «Мы воевали с теми, кто убивал мирное население в Буденновске и детей в Беслане. Они пытают пленных и режут горло беззащитным. Разве это люди? Посмотри, если в тюремную камеру попадает скинхед, то его спокойно можно «вломить», это «по-понятиям». Но почему нельзя «вломить» ваххабита? Если можно так поступать со скинами, то и с ваххабитами следует поступать аналогично».

       Андрей рассуждает умно, грамотно излагает свои взгляды. Он рассказывает, как в камеру, где он сидит, посадили парня, который попав в тюрьму, собрался принять ислам. Вместе с мусульманами молился, читал религиозную литературу, пробовал освоить правила чтения Корана на арабском языке. «А потом его перевели в нашу «хату». Я бы его лично удавил, но это запрещено – «не по понятиям». А вообще-то следовало бы…» - для Андрея словосочетания «русский мусульманин», а тем более «русский ваххабит» - звучат как оскорбление памяти всех тех солдат и офицеров, которые отдали свои жизни, воюя в Чечне, ликвидировали группировки сепаратистов в Дагестане и Ингушетии.

     Но Андрей стал Али… После провозглашения приговора Андрей был направлен отбывать наказание в одну из колоний Тульской области. Долгое время никаких новостей о нем не поступало. Каково же было мое удивление, когда недавно в личной беседе один из наших общих знакомых сообщил, что после прибытия в лагерь Андрей принял ислам и взял себе мусульманское имя Али. На вопросы друзей и знакомых он теперь отвечает: «Если ты верующий человек и искренне веришь в Бога, то тебе обязательно нужно прочитать Коран. Если ты поймешь его правильно, то все встанет на свои места и станет ясно, что ислам – единственно истинная религия». Салафитская община колонии радостно приветствовала новообращенного мусульманина. Еще бы: бывший спецназовец, боевой офицер принимает «истинную веру»!

      В лагере Андрей продолжает поддерживать великолепную физическую форму, набрал группу из числа заключенных, которых обучает рукопашному бою. Утверждает, что тренирует всех, независимо от национальной и религиозной принадлежности. Возможно. Но только чему еще, кроме боевых искусств может обучить грамотный наставник? Ведь тренирует он не только тело, но и дух. Далеко не каждый славянин прислушается к религиозным поучениям кавказского проповедника. А если духовные беседы начнет проводить свой, русский человек, с богатым жизненным опытом и интересной биографией? Такая личность может стать не просто тренером, но и поможет окончательно определиться с выбором религии. Не случайно в середине 90-х годов прошлого века увлечение буддизмом и псевдо-восточными культами для многих начиналось с занятия восточными единоборствами.

      На фотографиях, сделанных в лагере Али-Андрей позирует, находясь в группе бородатых мужчин, подняв вверх указательный палец правой руки. У салафитов этот жест означает: «Аллах един! Нет Бога, кроме Аллаха!».

       Почему ваххабизм? Почему именно радикальный ислам получает столь широкое распространение в местах лишения свободы? Ведь доступ в тюрьмы и лагеря имеют священнослужители всех без исключения конфессий, включая евангелистов и пятидесятников? На тему распространения ваххабитских идей в молодежной среде написаны десятки статей, книг, проводятся круглые столы и конференции. Но тюрьмы и лагеря это особый, отдельный мир, со своим неписаным уставом и «понятиями». Нормы жизни здорового человеческого общества к нему применимы с существенной натяжкой. Потому и представления о салафитах и их борьбе за создание «Имарата Кавказ» здесь носят совсем иной характер, нежели это представляется людям, находящимся по ту сторону тюремного забора.

      Можно попробовать ответить на поставленный выше вопрос, проанализировав такую сложную часть криминальной психологии, как взаимоотношения между заключенными и тюремной, либо лагерной, администрацией. Известно, что существует извечное противостояние криминального мира и правоохранительных органов. Мир арестантов и заключенных противостоит миру «силовиков», т.е. системе. Как это ни парадоксально, но исламское подполье так же противостоит той же самой системе – в первую очередь, органам МВД и ФСБ. Ни для кого не является секретом, что в последние годы его активисты переключились на борьбу с представителями власти, оставив в прошлом рейды, подобные буденновскому и бесланскому.

        И это не может оставаться незамеченным представителями криминальной среды, в первую очередь – этнических ОПГ. Здесь уже срабатывает правило: враг моего врага – мой друг. Мне лично доводилось слышать слова одного из заключенных ставропольского централа, занимавшего видное место в арестантской иерархии, о том, что боевики, совершившие нападение на Назрань летом 2004г., «сражались против ментов и эфэсбэшников», а не против своих сограждан.

      Системный ислам, находящийся под покровительством государства, а соответственно чиновников и силовиков, не может вызвать уважения у тех, кто попал в жернова этой самой системы. Совсем другое дело – исламские радикалы, считающие себя не просто заключенными, но военнопленными, не уголовными преступниками, но политическими, жертвами режима. Это придает им своеобразный романтический ореол мучеников за идею, борцов против тирании полицейского государства.

      Под крылом «борцов за идею». Тюремный мир суров. Главное правило здесь – «кто не с нами, тот против нас». Сотрудничество заключенных с администрацией не просто не приветствуется, оно наказывается. Человек, пошедший на такое сотрудничество, никогда не будет считаться «честным арестантом». Некоторые не выдерживают строгих условий тюрьмы или лагеря – ломаются, идут работать «на хозяина», т.е. администрацию. Другие наоборот – пытаются подтянуться ближе к «авторитетным людям» - положенцам, смотрящим и т.д.

       Учитывая уже упоминавшийся момент определенного признания боевиков-исламистов «своими» в криминальном мире, то сближение заключенного не-мусульманина с «борцами за веру и свободу» может сыграть определенную положительную роль. Это касается, в первую очередь, тех случаев, когда арестант надломлен морально и физически, ощущает чувство собственной ненужности, особенно остро переживает оторванность от семьи и друзей, не может найти родственную душу.

       Мне удалось пообщаться с тем самым «неофитом», о котором рассказывал Андрей. Дмитрию 23 года. Он получил относительно небольшой срок и провел в ставропольской тюрьме около года. По его словам, очень тяжело переживал изоляцию от общества, отсутствие поддержки с воли, невозможность общаться с друзьями и любимой девушкой. Тут-то на него и обратили внимание «братья-мусульмане». Пригласили вместе питаться, делились продуктами, попутно вели просветительские беседы о достоинствах салафитского ислама. Незаметно Дмитрий стал не только прислушиваться к мудро звучащим фразам, но также совершать намаз, молиться, начал читать Коран под руководством бдительных сокамерников. В общем, сделал первые шаги к обращению.                    

      Затем последовал перевод в другую камеру, где большинство арестантов были славянами. И вот здесь возникли проблемы: переход в другую веру не был положительно воспринят новыми соседями. Как сказал Андрей: «Вломили бы, но это не по понятиям!». Снова наступило время одиночества и переосмысления духовно-нравственных ценностей. Я спросил, будет ли Дима придерживаться норм ислама после освобождения? Он грустно пожимает плечами и неуверенно отвечает: «Скорее всего – да». Но эта неуверенность обнадеживает. Возможно, у парня получится вырваться из сложной религиозной западни, в которую он сам себя загнал. Только какими душевными муками и моральной ломкой это будет сопровождаться?

      «Русский ислам» сложная тема. Раскрыть суть этого явления в рамках одной газетной публикации невозможно. Статистические данные увеличения мусульманской уммы за счет славянского населения крайне противоречивы. Нарисовать психологический портрет среднестатистического «русского ваххабита» так же довольно сложно. Но все чаще говоря об организаторах и исполнителях террористических актов в разных регионах России, звучат русские имена и фамилии. Виталий Раздобудько, Мария Хорошева, Павел Косолапов, Виктор Двораковский не принадлежали к национальностям, традиционно исповедующим ислам.

       Что толкает славян отказаться от религии отцов и дедов и полностью поменять собственные взгляды на окружающий мир? Сознательный ли это выбор людей, занятых богоискательством или исключительно влияние среды, в которой можно оказаться в силу жизненных обстоятельств? В любом случае, религия это не одежда, сменить которую можно в любой подходящий момент. Отсутствие исторической памяти, нежелание знать и любить свою национальную историю, культуру, традиции предков, в сочетании с желанием кардинальных социально-политических перемен – вот та взрывоопасная смесь, которая приводит к распространению «русского ислама» и все чаще выплескивается на улицы российских городов в виде террористических актов.

       «Русский ислам» как явление – несомненный признак болезни современного общества. И те, кто этому обществу противостоят, уверены, что знают единственно верный способ его лечения.

Ростислав ВОЛЬФ

(опубликовано в еженедельнике «Ставропольский репортер» №41(148) от 16 октября 2012г.)

Иллюстраця взята с сайта bidla.net (реальные фото из российских ртюрем)

Новый политический сезон. Начало?

      Начался процесс, который Россия уже проходила не раз. Власть недееспособна, массы мобилизованы, экономические условия идеальные для перемен.
   
     Начавшийся в декабре 2011 политической подъём имел глубокие многолетние корни, был непредсказуем (в плане масштаба и остроты)  и перспективен по возможностям. Грамотно слив протест переводом людей с Площади Революции на Болотную некоторые члены будущего «Координационного Совета Оппозиции» потрясающе умело (бездарность? Или специально?) переводили впустую колоссальный потенциал недовольства политической действительностью среди жителей столицы, обеспечив продолжение «стабильности» Кремля, против которого они выступают. Но КСО не убрало недовольство, породившее протесты,  поэтому оно будет выплёскиваться хаотично: через потребление алкоголя/наркотиков, общественно вредное/опасное поведение, эмиграцию из страны, уход в секты, что устраивает власть. Однако не надо обманываться: «стабильность» носит кажущийся, «летучий» характер, и исчезнет в считанные дни, как было в Феврале, как было в 1991 году.
     Что мы имеем. Оппозиции в современной России нет, т.к. нет политики (равных сил в борьбе/альянсе). Есть набор PR-проектов Кремля, открываемые под конкретные цели, после выполнения утилизирующиеся. Парламентские партии это синекура и лобби олирхии/криминала. Все идеологии успешно дискредитированы: либерализм, коммунизм, евразийство, национализм и т.д. Но весь механизм очень хрупок и держится на невысоком участии в политике людей. Продлись протест в 2012 году по сей день – была бы иная Россия сейчас.
    Но не всё потеряно и Пугачёв объявляет открытие нового политического сезона, нового подъёма масс, ибо бессилие бюрократии, провал межнациональной политики и защита одной из опор власти – криминала (этнического) – сделали событие общероссийским. Напряжение будет нарастать,  «стабильности» брошен вызов извне - ВТО и мировой экономический кризис. Именно эти два фактора создадут благоприятную экономическую (отсюда социальную) атмосферу для крупных протестных движений, неизбежно ведущей к изменениям в политической сфере. Напомню, что «согласно данным Росстата, поголовье коров в России за 2012 год снизилось на 96,3 тысячи голов (1,7% поголовья), а надои молока - на 4,2%.» (http://www.apn-spb.ru/news/article13795.htm ), более того, по прогнозам самой организации членство России «…осложнит функционирование предприятий и компаний, ныне обеспечивающих около 40% совокупного объема выпуска в экономике и 60% занятости в промышленности и сельском хозяйстве РФ», «В консолидированном бюджете снижение пошлин скажется на доходных статьях, формирующих около 30% всех доходов консолидированного бюджета», «Расчеты показывают, что суммарные прямые потери, обусловленные снижением ставок импортных пошлин, в 2020 г. составят около 3 трлн. руб. или 2,3% совокупного выпуска в экономике». (http://wto-inform.ru/upload/brochure/brochure_wto.pdf ).
    Силы. Предсказать трудно, но лично мне наиболее успешным актором изменений видится прагматичное движение, сочетающее умеренно левые идеи и национализм, опирающееся на широкие массы и поддержанное наиболее адекватной частью буржуазии, под соответствующие гарантии вкупе с частью элиты. Сейчас есть великие возможности для русского движения, воспользоваться которыми они не в состоянии. В таких условиях обновятся и улучшаться наиболее адекватные, а недееспособные тусовки окончательно сгинут из истории.
      Когда произойдут изменения, как и в течение какого времени сказать невозможно.
      Людям не являющимся политическими активистами, но неравнодушным необходимо объединяться, заниматься спортом, ждать. Кто знает, может именно вы станете главным штурмовиком?



 

Дагестанцы обещают москвичам беспредел.

Оригинал взят у alesha_vaginych в Дагестанцы обещают москвичам беспредел.
Оригинал взят у anti_tsj в Дагестанцы обещают москвичам беспредел.
Дагестанцы обещают москвичам «беспредел».



В Кузьминском суде Москвы было снято удивительное в своей откровенности видео, где обвиняемые в нападении на женщину и байкера на Третьем транспортном кольце рассказали свою версию событий. http://content1.adfox.ru/transparent.gif

Напомним, что суд удовлетворил ходатайство следствия, заключив под стражу до 3 сентября Закира Исаева, Анжора Мацагова, Баграта Качаева и Кемаля Мамедова.  Обвиняемые сообщали фантастические подробности, пытаясь доказать свою невиновность.
"Он (байкер) пришел к нашему человеку, сразу, не разговаривая, приставил нож к горлу, после чего наш человек прошел ему в ноги, повалил… Но всё равно нож был у горла!", — заявил один из дагестанцев. При этом уже достоверно известно, что никакого ножа у пострадавшего байкера не было, зато дагестанцы преследовали девушку, вымогали у нее деньги и угрожали ей физической расправой.

В ответ на решение суда родственница одного из обвиняемых заявила: "Я лично буду гонять русских в Дагестане, кого смогу". Другие родственники обвиняемых заявили, что будут вести в Москве еще хуже, чем арестованные. При этом правоохранители не спешат задерживать и привлекать к уголовной ответственности всех этих людей, прямо угрожающих москвичам и русским в Дагестане.

В комментариях к видео множество людей удивляются поведению родственников хулиганов. "Люди явно не в адеквате, кто ей позволит русских гнать из Дагестана? О какой 300 летней войне за нефть идет речь? Мне дагестанские русские гораздо ближе, чем представитель коренного народа, который ругается матом и в конце ещё говорит "Аллаху акбар."Это он плюнул на религию так или его обида и бессилие так дают о себе знать? И чем он угрожает? Один на Ставрополье тоже угрожал за хиджаб, подбросили наркоту, сидит теперь молча в камере… Люди обижены жизнью и не дружат с головой, еще и провоцируют", — пишет в комментариях дагестанец.  "Не важно, что кавказцы (будь это русские, китайцы, латино-американцы — все равно ), важно, что врут в камеру. Мне все равно, какой национальности 4 скотины, угрожавшие девушке на дороге и отделавшие честного человека битой. Таким место в местах не столь отдаленных. Не умеешь жить среди людей, живи где-нибудь еще — на луне, в горах, в пустыне, только не с другими людьми. Мерзавцам еще повезло, что байкеры их не поймали!", — пишет другой русскоязычный комментатор.

Взято здесь: http://www.rosbalt.ru/video/2013/07/11/1151589.html

Свиньи из Дагестана, за что боролись, на то и напоролись.

Депутата мне не очень жалко. Депутат ГОсдумы (тем более от ЛДПР) - один из винтиков этой системы, которая и привела его к такому финалу. Но показательно само отношение, сама манера речи, с которой гости с Кавказа относятся не только к нам, но и покрывающим их представителям власти.
Инспекторы волгоградской ДПС совместно с местным уголовным розыском около 20.50 остановили на стационарном посту «Городищенский» неподалеку от Волгограда белый внедорожник Lexus LX 470. Автомобиль (цена которого превышает 4 млн рублей) с дагестанскими госномерами двигался по федеральной трассе «Каспий» в сторону Дагестана. В 1000 километрах от Москвы. Что примечательно, машина уже была другая, не та, на которой они передвигались по Москве, но не менее дорогая.
При задержании двое из них вели себя крайне агрессивно, пытались оказать физическое сопротивление оперативникам и угрожали им, а также плевали в видеокамеру, на которую сотрудники полиции снимали задержание. Полицейским пришлось надеть на них наручники.

В ходе осмотра автомобиля оперативники нашли два травматических пистолета МР-71, переделанных под стрельбу боевыми патронами, а также 32 боевых патрона калибра 9 мм и два удостоверения махачкалинского ЧОП «Баярд».

Задержаны были 30-летние Артур Минбулатов и Хаучек Хадисов, а также 29-летний Шамиль Гаджиев и 38-летний Закарья Гаджиев. Официально имена дагестанцев пока не оглашаются, но если информация верна, то среди задержанных не оказалось 39-летнего Ибрагима Арджиева, которого в среду якобы опознали как одного из двух злоумышленников, напавших на депутата.
Видео, снятое сотрудниками полиции при задержании, уже опубликовал волгоградский сайт Unews (http://www.unovosti.tv/newsview/1163). На нем видно, как некоторые из задержанных дагестанцев ведут себя крайне агрессивно. Когда девушка-оператор подходит к полицейской «Газели», где сидят в наручниках двое дагестанцев, и здоровается, один из них сразу начинает нецензурно выражаться. «Эээ, убирай камеру, эээ!» — говорит дагестанец, пытаясь закрыть объектив камеры своей ступней. После этого он бросается на оператора, но та успевает отскочить назад.

— Во, Vertu есть, который весь ваша порода купить не может, — хвастается тот же дагестанец оператору своим сотовым телефоном. — На, сними.

— Какая порода? — уточняет один из полицейских за кадром.

— Твоя порода, — вальяжно отвечает ему задержанный, продолжая в нецензурной форме требовать, чтобы его не снимали.

После этого он ложится лицом на сиденье, пытаясь закрыться от камеры. Тогда угрозы в адрес оператора с требованием прекратить съемку начинают поступать от второго задержанного. Находящиеся рядом полицейские ведут себя на редкость мягко и лишь ограничиваются небольшими словесными замечаниями.

По этому эпизоду видно, что дагестанцы не боятся полицейских, не скрывая ненависти к ним.

Так и не сумев добиться прекращения съемки, один из задержанных, не выпуская из рук Vertu, действительно плюет в камеру и девушку, которая его снимает.


Взято здесь: http://ari.ru/news/d0a4863f8

Нерсесов Ю.А. "Алексей Венедиктов: сторож кремлёвского попугайника"

Предисловие от меня: Юрий Аркадьевич - профессиональный журналист, обладающий энциклопедическими знаниями по ряду тем. Его ломающие стереотипы статьи крайне злободневны, изобилируют огромным количеством ссылок  и мною всегда ожидаемы. После его критики мне не страшно публиковать свои мысли для сколь угодно огромного количества читателей. Текст приведённый ниже ожидаем мною давно. Его очень не хватало. Пробел восполнен.

Алексей Венедиктов: сторож кремлёвского попугайника
Почему главный редактор «Эха Москвы» никогда не станет обвиняемым по делу о хищениях в министерстве обороны

Витрина демократии для НАТО

Феномен «Эха Москвы» долгое время не давал покоя продвинутым зарубежным политологам. Слыханное ли дело: один из столпов российской власти - великий и ужасный «Газпром» - владеет 66% акций радиостанции, на волнах которой регулярно несут на все корки «Единую Россию», правительство и - страшно подумать – президента Владимира Путина! Как можно такое терпеть? Почему вся редакция во главе с самодержавно правящим ею Алексеем Венедиктовым до сих пор не изгнана из своего уютного гнездышка на Новом Арбате, как была вышвырнута из Останкина прежняя редакция купленного «Газпромом» НТВ? Конечно 7-миллионная аудитория «Эха» много меньше, чем у НТВ, который смотрят не менее 125 миллионов, но треть слушателей радио – жители столицы, события в которой, случись у нас революция, окажутся решающими.

До декабря прошлого года считалось, что «Эхо» терпят исключительно ради старших партнёров из НАТО и Евросоюза, чтобы показать: свобода слова в России существует не только для оппозиционных газет, но и для электронных СМИ. В одном из эфиров прозвучало даже сравнение радио с попугаем, клетку с которым хозяин может в любой момент накрыть платком и задвинуть подальше. Правда по закону о СМИ «Газпром» не имеет права вмешиваться в работу Венедиктова, но зато согласно закону об акционерных обществах он может легко убрать Алексея Алексеевича и под угрозой изгнания заставлять его делать, что требуется.

«Существовало огромное опасение, и я его высказывал и публично – по радио, что «Газпром», взяв контрольный пакет акций радиостанции «Эхо Москвы», попытается влиять на нашу редакционную политику. – Признавал Венедиктов в интервью «Независимой Газете» 29 сентября 2005 года. – К моему изумлению - чтоб я так всегда ошибался - у меня сменились уже три начальника в «Газпром-Медиа»: господин Йордан, господин Дыбаль, господин Сенкевич, но они не вмешиваются».

С того момента невмешательство продолжается, подтверждая функцию «Эха» как витрины российской свободы слова. Только 29 августа 2008 года на встрече с руководителями ведущих СМИ в Сочи лично Путин устроил разнос главному редактору. Национального лидера возмутили выступление писательницы-фантастки Юлии Латыниной, назвавшей российские войска вражескими, и рассказ публицистки Валерией Новодворской о том, как гадкая Россия превратила в террориста демократа и защитника Ельцина Шамиля Басаева.

Венедиктов признал ошибки, интервью с Новодворской было снято с сайта «Эха», саму её временно отстранили от эфира, Латынина признала себя дурой и ушла в отпуск, но никаких санкций не последовало. Да и раньше, когда Алексей Алексеевич ждал от Владимира Владимирович разгона редакции, он вместо этого получил ценнейший подарок.

«Люди, которые против меня – двух типов: враги и предатели. – Разъяснил Путин Венедиктову, когда тот брал у него интервью о гибели подводного ракетоносца «Курск». – Враги - это обычная история, с ними воюешь, потом заключаешь перемирие, потом партнёрствуешь, потом опять воюешь. Любая война заканчивается миром, и твой вчерашний враг становится твоим партнёром. А предатели – это те люди, которые были в твоей команде, поддерживали тебя изо всех сил, а потом, когда ты что-то не так сделал, они перебежали. И часто бьют в спину. Предатели, с ними никаких разговоров быть не может… Вы в этой системе координат, конечно, враг». («Эхо Москвы», 20 сентября 2008 года).

Контрреволюция с бутылкой виски

Глава одной из крупнейших держав мира, называет тебя честным врагом, с которым можно партнёрствовать! Я даже приблизительно не могу назвать сумму, которую может стоить такая реклама, но как Венедиктов её отработал - давно уже не тайна. Произошло это в декабре 2011 года, когда протесты против традиционной фальсификации выборов в нынешнюю Государственную Думу оказались неожиданно массовыми.

Ожидалось, что на митинг 10 декабря, заявленный на Площади Революции придёт до 100 тысяч человек, которые могут двинуться и на Красную площадь. Кремль, конечно, устоит, но разгон такой толпы пройдет с неизбежными синяками и переломами, а может и трупами, что нанесёт серьёзный удар по мифу о всенародной поддержке власти. Оно Владимиру Владимировичу нужно было меньше чем за три месяца перед его президентскими выборами? Нужен был человек, который, являясь своим для всех участников, сможет грамотно разрулить ситуацию, и таковым оказался самый главный редактор самой свободной радиостанции, в друзьях которого, по собственному признанию, ходят «и Андрей Фурсенко, и Игорь Левитин, и Сергей Шойгу, и Валентина Матвиенко…». («Новая Газета», 26 сентября 2011 года).

Венедиктов организовал в кабинете вице-мэра Москвы Александра Горбенко переговоры лидеров умеренно-оппозиционной Партии Народной Свободы (ПАРНАС) бывшего вице-спикера Государственной Думы Владимира Рыжкова, экс-вице-премьера Бориса Немцова (по телефону) и примкнувшего к ним либерального публициста Сергея Пархоменко с замруководителя президентской администрации Алексеем Громовым. Было решено, что Немцов с Рыжковым при информационной поддержке авторитетного среди оппозиционно настроенных жителей столицы «Эха» перенесут митинг на расположенную по другую сторону Москвы-реки Болотную площадь. После чего Кремль поможет ПАРНАСу занять достойное место во главе оппозиции. Соглашение запили предусмотрительно припасённой Алексеем Алексеевичем бутылкой отменного виски.

План удался блестяще, загнанные в тупик митинги стали угасать и сам факт выбора для оппозиционных сборищ площади с таким названием дал кремлёвским пропагандистам вдоволь поупражняться в остроумии насчёт «болотного протеста». Зато президентские выборы прошли без проблем, партия Немцова-Рыжкова была зарегистрирована, Громова повысили до первого замглавы администрации президента, а Венедиктов подтвердил свою репутацию как проверенного врага-партнёра Кремля и надежного смотрящего за оппозицией.

Прыщавая задница военной реформы

Защищая редактора «Эха Москвы» от обвинений в предательстве и сговоре с режимом, его сторонники указывали, что спасение граждан от кровавой бойни - дело благородное, а мирная акция протеста позволила выторговать у режима частичный возврат к выборам глав регионов и облегчение регистрации политических партий.

У этих аргументов есть резон, однако и у противников Венедиктова есть основания думать, что на возможные синяки, шишки и даже проломленные головы митингующих Алексею Алексеевичу было глубоко наплевать. Об этом косвенно свидетельствует история вокруг размещения на сайте «Эха» статьи престарелого советского диссидента Вадима Белоцерковского, в очередной раз обвинившего отставного сотрудника ФСБ и депутата Государственной Думы от ЛДПР Андрея Лугового в отравлении полонием своего бывшего коллеги и обличителя российских властей Владимира Литвиненко.

Когда полиция возбудила по жалобе Лугового уголовное дело о клевете, Венедиктов со страницы «Известий» за 21 февраля 2013 года заявил, что лишь переопубликовал статью, а на запрос правоохранителей «Эхо» официально ответило, что статья перепечатана с сайта «CIVITAS», с которым и следует разбираться. Редактора «CIVITAS» Римму Пинскую вызвали на допрос, и там выяснилось, что Венедиктов лжёт. Белоцерковский послал тексты одновременно ей и на «Эхо». Пинская его отредактировала и поменяла заголовок с «Андрей Луговой – лицо КГБ» на «Лицо КГБ», а в портале радиостанции он появился без правок. Получилось, что огромная и богатая радиостанция, желая избежать вероятной выплаты штрафа за клевету, подставила под удар государственной машины крохотный оппозиционный сайт.

Почти одновременно Венедиктов дал повод заподозрить себя в небескорыстных связях с командой бывшего министра обороны России Анатолия Сердюкова. Когда на «Прямой линии» с Путиным военный обозреватель «Комсомольской Правды» Виктор Баранец спросил президента, почему дело о хищениях в минобороны буксует, а его фигуранты, типа бывшего начальника департамента имущественных отношений министерства Евгении Васильевой развлекаются сочинением стихов, Венедиктов заявил, что Баранец воюет с женщинами и вообще лезет не в свое дело.

В ответ Баранец напомнил, что бывший глава военного ведомства выделял на пиар до 200 миллионов рублей в год и пообещал, что проверит, «сколько из них осело в карманах «Эха мацы»…чтобы твоя радиостанция припудривала прыщавую жопу сердюковской военной реформы». Но если что-то и осело даже на личном счету Венедиктова, в обиду его не дадут. Где ещё Кремль найдёт такого замечательного смотрящего за своим оппозиционным попугайником?

Юрий Нерсесов

Сокращенный вариант напечатан в «Газете о газетах» № 36, 2013 год

Усталость. Отчаяние. Перемены?

Периодически просматривая лекции живого классика русского движения, публициста, социолога, историка Александра Севастьянова на канале «День ТВ» я не смог не удивиться такому речевому пассажу: «…в вагоне, на этот раз, в виде исключения, вокруг меня были одни русские лица, вот не было никого, как говориться… посторонних. И я вдруг почувствовал себя так комфортно, так нежно, так прекрасно…» (на 04:10). Первоначально такие слова меня несколько возмутили, и со словами: «Старый расист!» мне захотелось выключить передачу. Но строго и трезво поразмыслив, я осознал, что Севастьянов человек полностью адекватный, долго изучающий русское движение как социолог, журналист, активист. Некоторые его работы являются вкладом в культуру мировую и будут интересны историкам, социологам, политологам, активистам оппозиции и просто единомышленникам в русском поле. Отсюда напрашивается мысль иная: «до какого же маразма надо довести миграционную политику, чтобы русский человек в отчаянии так говорил!». О негативной тендеции усталости от миграционной политики Кремля подавляющей части населения и вопиющей неспособности оппозиции конструктивно решить даже небольшие проблемы говорит создание «Русской Общины» Максима Перминова в Санкт-Петербурге (в русском городе!). Движение строго социальное, направленное на взаимопомощь русских людей:
«- Максим, что тебя сподвигло на создание организации?
  - Около двух лет назад я столкнулся с некоторыми жизненными трудностями, и мне пришлось решать собственные материальные проблемы. До этого я мало интересовался общественными проблемами, но в какой-то момент понял, что многие наши трудности тесно связаны с негативными процессами, происходящими в нашем обществе. Как раз в это время, в конце 2010 года, произошли известные события на Манежной площади, что в еще большей степени подтолкнуло меня к осмыслению нашей «русской» проблематики. Стало ясно, что даже если сейчас я свои частные проблемы решу, то в будущем ни мне самому, ни русскому обществу будет не спастись»
Из текста интервью понятно, что «Русская община» - это подобие диаспоры на почве русской ментальности. Вообще русское общество не строится по диаспорам, исторически такой тип выживания для нас неприемлем, и задачи решаемые тейпово-клановой организацией в истории России русские решали иначе. Важным организующим началом было государство, регулирующее культурную и социальную политику, но сейчас оно самоустранилось, оставив нас вымирать.
В заключение хочу сказать, что мы свидетели зарождения новой формы сохранения своей индентичности, права на жизнь и образ действий/мыслей в русском движении, в России. Впервые за постсоветскую историю. Это тектонический сдвиг, медленный , качественно новый, серьёзный и многообещающий. Я преисполнен оптимизмом по отношению к этой организации. Удачи, Максим!